Перейти к содержанию

По королевскому приказу: Интервью с Чарли Хигсоном


Krilencu

Источник: mi6.co.uk
Перевод: Алексей Яковлев

Незадолго до выхода в свет книги «По королевскому приказу» представителю сайта MI6 удалось встретиться с автором Чарли Хигсоном и обсудить его последнюю книгу из цикла о юности Джеймса Бонда.

В предыдущих интервью мы говорили о том, какой отклик находят книги Флеминга в ваших произведениях. Верно ли будет сказать, что ваша пятая книга была написана под влиянием «Из России с любовью» и ?

Да, я думаю сходство с «Из России…» в том, что моя последняя книга получилась более серьёзной, чем предыдущие, и подобно Флемингу, я считаю последнюю книгу своим лучшим романом. Я думаю, он отдал очень много усилий написанию этой книги. (Хотя, конечно, и над предыдущими он очень серьёзно работал). Еще один общий элемент этих двух книг – это вопрос: кому можно доверять? В книге «По королевскому приказу» Бонд впервые оказывается в мире настоящих шпионов. А вообще параллели с Флемингом на этот раз менее явные.

Но как и после «Из России…», читатели теперь требуют продолжения!

Я надеюсь, что это так! Это лучше, чем если бы они сказали «Все, больше не надо!» [Смеется] Мне кажется, когда Флеминг писал «Из России…», он был несколько расстроен. Его книги добились успеха в Англии, но в Америке о них мало кто знал. Его это, естественно, не радовало, и он подумывал о том, чтобы прекратить писать. Мне бы очень хотелось продолжить свой цикл о юности Бонда, но при этом хотелось бы выдержать паузу после последней книги.

Вы посещали австрийские места действия книги до того, как начали писать?

Да. Китцбюэль играл важную роль в жизни Флеминга. В молодости, покинув военную академию Сэндхёрст, он отправился в Китцбюэль чтобы, как это принято говорить, собраться с мыслями. Там он ходил в очень интересную то ли школу, то ли своего рода молодежный лагерь. Там он познакомился с интересными людьми, включая супружескую пару, бывших, а может и настоящих, шпионов. Там он научился кататься на лыжах и влюбился в тамошнюю природу, в горы. Все это нашло своё отражение в его книгах, в жизни самого Джеймса Бонда. В фильмах о Бонде тоже масса сцен с лыжами. Так что я просто обязан был написать про горы, и Китцбюэль показался мне самым подходящим местом.

Я взял с собой свою семью покататься на лыжах. Сам я немного катался на лыжах в детстве, но все позабыл, так что мне пришлось начинать с нуля. Так что, я учился кататься на лыжах на той же горе, что и сам Бонд! Это было приятно!

Наверняка многое в лыжах изменилось с тридцатых годов?

Да, в те годы научиться кататься было очень сложно.

Лыжи были намного длиннее вашего роста, были сделаны из дерева, тяжелые и негнущиеся. Для поворотов существовали свои особые методы. Современные лыжи намного легче, и благодаря их плавным очертаниям, маневрировать теперь намного легче. Кроме того, подъёмники для лыжников еще не изобрели, и люди поднимались на вершину все вместе, в вагоне канатной дороги. Не было ни буксировочных, ни кресельных подъёмников. Катание на лыжах было очень изнуряющим видом спорта. Но несмотря ни это, люди любили лыжи тогда не меньше, чем сейчас.

Многие члены съёмочной группы «Кванта милосердия» говорили, что в наше время все труднее понять, кто злодей – вы согласны, что эти слова подходят и к вашей последней книге?

Да, очень подходят. В 30-е годы люди боялись коммунистической России, и не знали, чего от неё можно ожидать. Правящий класс, королевская семья, богатые промышленники и землевладельцы испытывали ужас перед коммунизмом, который, по их мнению, мог воцариться и в Британии. Гитлер очень вовремя вышел на политическую арену с заявлением, что не допустит распространения коммунизма. Богачи в то время безоговорочно поддерживали Гитлера, в то время как низшие классы начинали все больше задумываться о коммунизме. Так что перед началом второй мировой было такое время, когда никто ничего не знал наверняка. Это потом уже Гитлер стал для всех злодеем. Но если взглянуть на Россию того времени, Сталин был не менее безумен, и убил ничуть не меньше, если даже не больше, народу. Но в то время он был нашим союзником, и мы предпочли закрыть глаза на многое. В 30-е годы было очень трудно сказать, кто же враг. Велось много споров о необходимости перемен в Британии, и в тоже время многие держались за прошлое. И в такое время угораздило родиться нашего беднягу Бонда. Кому он будет верить? И станет ли он вообще доверять правительству своей страны?

Как по-вашему отнесутся читатели в Германии и России к персонажам вашей книги?

Интересный вопрос… По моему, большинство моих персонажей далеки от реальности, но я не думаю, что в Германии будут проблемы из-за того, что в книге описан Гилерюгенд. Все, что я написал о них, довольно точно с исторической точки зрения, и я уверен, что Бонду не хотелось бы драться с кем-либо из них. В начале книги Джеймс говорит одному из этих парней: «Я не хочу иметь никакого отношения к этой фигне», и мне кажется, все простые люди думают точно так же. Каждому просто хочется спокойно прожить свою жизнь, и об этом моя книга. Подросткам хочется просто окончить школу, найти хорошую работу и жить себе достойно.

Судьба Бабушки осталась открытой. Вам хочется, чтобы она вернулась в будущем?

Мне нравится этот персонаж. Если я когда-либо дойду в своих книгах до Второй Мировой войны, то было бы интересно заставить Бонда работать совместно с русскими.

Хотя, она вполне могла покинуть государственную службу. После описанных в книге событий, российская Секретная служба была распущена, так как они не справлялись со своими задачами, а вместо этого была создана новая организация. Так что перед ней все пути открыты. Она могла стать агентом-одиночкой, или Бонд может работать вместе с ней против немцев – если я дойду до этого времени.

Стал ли Бонд в конце пятой книги таким, каким вы планировали при написании цикла?

Думаю да. Я хотел, чтобы в начале «Серебряного плавника» он был обычным мальчишкой, который в первый раз пришел в новую школу. Так он стал намного ближе юным читателям – они могли ассоциировать себя с ним. Затем, в течение пяти книг я старался показать его взросление, то, как он становится более циничным, более крепким духом. Постепенно он превращается в того более сурового и много перенесшего человека, каким является взрослый Бонд.

Я хотел, чтобы в конце пятой книги Бонд стал таким, что читатели легко бы увидели связь между ним и Бондом из книг Яна Флеминга. Конечно, еще должны пройти годы, но я был доволен тем, как закончилась книга и рад, что мне удалось поработать в шпионском жанре.

Уровень его циничности растет с каждой книгой…

Да, очень. Он видел, что люди делают друг с другом, и понял, что даже хорошие парни иногда вынуждены вести грязную игру. К тому моменту, когда он доживет до 1953 года и событий, описанных в «Казино Рояль», он уже целиком предан Британии и избавился от неуверенности насчет своей лояльности. Он частенько задумывается о своих методах, но, тем не менее, в книгах Флеминга это законченный шовинист. Я объясняю это тем, что Вторая Мировая война и то, что Бонд на ней пережил, закрепили его уверенность в том, что Британцы – хорошие, а все остальные - нет.

Юный Бонд и оружие… Кто либо в Ian Fleming Publications или издательстве Penguin возражал против этого?

На всех встречах с читателями какой-нибудь маленький мальчик обязательно поднимал руку и спрашивал меня: «А когда Бонду выдадут пистолет и он сможет убивать людей?» И мне каждый раз приходилось объяснять, что этого не будет и что я против того, чтобы Бонд носился с пистолетом в таком возрасте. В романе «По королевскому приказу» он стреляет из пистолета, но никого при этом не убивает – согласно Флемингу, это произошло лишь во время Второй мировой.

В последнее время в обществе сильно изменилось отношение к теме оружия. То же самое относится к издателям, библиотекарям и учителям. Когда я только начинал писать о Бонде, преобладало политкорректное мнение о том, что нельзя выпускать книги для мальчиков, если в них содержится насилие. Нужно, мол, воспитывать их быть толерантными. И хотя существует много отличных книг, где герои не бегают с пистолетами и не стреляют друг в друга, отсутствие подобной приключенческой литературы стало одной из причин того, что мальчишки теперь стали меньше читать.

Энтони Горовиц заметил нехватку подобной литературы, и его ставшие очень популярными книги об Алексе Райдере заполнили эту нишу. Позже я написал свою серию о Юном Бонде, и теперь вышла целая куча подобных книг. Кто бы мог подумать, оказывается мальчишкам нравятся такие книги! Так что издатели подумали «Что ж, если подростки станут больше читать, то пусть…» Но я настаиваю, что мои книги – не боевики, и насилие в них является отталкивающим. Иногда погибают полюбившиеся читателям герои. Я надеюсь, что при этом юные читатели поймут, что оружие – не забава.

Я вспоминаю свои встречи с издателями «Серебряного плавника» - тогда это были сплошь женщины, и их сильно беспокоил уровень насилия, они постоянно лезли с советами, что должен или не должен делать Бонд. Я тогда сказал им: «Послушайте, ну это же Джеймс Бонд! Даже у десятилетних детей есть свое представление о нем, и нельзя их разочаровывать!» Издатели боятся, что выскочит какой-нибудь либерал и начнет вещать, что нельзя детям читать такие книги, но пока что такого не было, и они успокоились.

© 2009 перевод Алексея Яковлева



Обратная связь

Рекомендуемые комментарии

Комментариев нет



Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!

Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.

Войти

×