Jump to content
Sign in to follow this  

Интервью с Раймондом Бенсоном. Часть II


Ian Lemming

Источник: www.commanderbond.net
Автор: Джон Кокс
Перевод: Влад Павлов

Вопрос: вы написали для журналов Bondage и 007 очень увлекательную статью под названием По следам Яна Флеминга, рассказав в ней об исследовательской работе, которую вам пришлось проделать при создании книги Ночная спутница Джеймса Бонда. Не могли бы вы рассказать немного об этом для тех из нас, кто не читал саму статью?

Бенсон: я начал работу над книгой в октябре 1981, после того, как вновь заинтересовался Бондом. Причиной этому послужили публикация романа Джона Гарднера Лицензия восстановлена и выход на экраны фильма Только для ваших глаз. В течетние каких-то двух месяцев мне довелось прочитать совершенно новую книгу про Бонда, первую с конца 60-х, и наконец-то увидеть фильм с Роджером Муром, сюжет которого был тесно связан с романами Флеминга. (Кстати, я считаю Только для ваших глаз лучшей работой Мура.) Тем же летом я перечитал несколько романов Флеминга и вновь пришел от них в восторг. В то время я подрабатывал на Бродвее, денег зарабатывал крайне мало и не знал, что делать дальше. Мне хотелось заняться чем-то другим, и в итоге я решил написать что-то вроде развлекательного справочника по литературному Бонду. Стивен Джей Рубин только что опубликовал свою книгу Фильмы про Джеймса Бонда, а Джон Броснан - Джеймс Бонд в кино. Другого материала по фильмам не было. Что касается исследовательских работ по романам, самая известная из которых - Досье на Джеймса Бонда Кингсли Эмиса, то все они уже давным-давно не переиздавались. Я же хотел создать книгу, которая охватила бы все - и жизнь Яна Флеминга, и его романы, и фильмы, и любопытные факты, и саму историю. Тогда через друзей друзей я связался с редактором A&W Publishers Inc. и высказал ему свою идею. В итоге мы сошлись на том, что я должен был набросать общую концепцию и предоставить пару глав в качестве примера. К моему огромному удивлению, материал понравился, и со мной заключили контракт.

Тогда я даже не представлял себе, что на создание книги у меня уйдет целых три года! За это время я стал одержим Бондом. Я перечитал все романы в хронологическом порядке, постоянно делая обширные пометки. С фильмами оказалось сложнее, поскольку в те времена видеомагнитофоны могли позволить себе только очень богатые люди, а фильмы можно было достать только на видео. Поэтому мне приходилось ловить их по кинотеатрам, а ради нескольких я даже был вынужден съездить в Вашингтон, в Библиотеку конгресса. Картины с участием Мура я видел только по одному разу, когда они выходили на экраны, поэтому их следовало пересмотреть. Одновременно с этим я начал искать людей, которые знали Яна Флеминга.

И вот какая ирония! Сперва я написал Альберту Брокколи и в компанию Glidrose Publications. И вскоре получил резкое письмо от адвоката компанииEON, в котором он запрещал мне даже начинать писать эту книгу. Бред конечно, но было ясно, что от EON я никакой поддержки не получу. Я понял, что мне придется поступить так же, как поступил Рубин - купить фотографии у новостных агентств, таких как UPI и Wide World Photo. Из Glidrose мне ответил Питер Янсон-Смит, который тоже отказался сотрудничать со мной, видимо, надеясь, что я просто брошу эту затею. Но я и не думал отступать, ведь у меня уже был подписан контракт! Поэтому мне оставалось только искать людей, которые лично знали Флеминга, и не обязательно из числа родственников.

И с кем же вы связались?

Первым оказался Эл Харт, редактор издательства Macmillan, которое опубликовало в США первые шесть романов Флеминга. В 1981 он работал каким-то агентом и по-прежнему жил в Нью-Йорке. Он дал мне великолепное интервью, а также снабдил несколькими ценными контактами - к примеру, дал адрес Эрнеста Кунео, который жил в Вашингтоне. Кунео, как вам известно, был, пожалуй, самым близким другом Флеминга в Америке - ему посвящен роман Шаровая молния. Эрни уделил мне очень много времени. Он был необыкновенным человеком. Очень умным. Во время Второй мировой он служил в разведке, где он и познакомился с Флемингом и Айваром Брайсом. За несколько лет нашего знакомства мы с Эрни очень сдружились и оставались верными друзьями вплоть до его смерти в 1988. Он даже согласился написать Вступительное слово к моей книге, за что я ему всегда буду благодарен. (Он также рассказал мне массу интересных фактов из истории создания Шаровой молнии!)

Еще я связался с Наоми Бертон Стоун, американским агентом Флеминга, которая жила в штате Мэн. Но самым ценным контактом оказалась Клер Бланшард - женщина, которую Флеминг знал еще со времен своей службы в разведке. Она жила под Лондоном и была хорошим другом Кунео и Айвара Брайса. Прямо как шпионская сеть! Я выходил на одного человека, а тот в свою очередь помогал мне выйти на другого. Вот так.

А что вы предприняли дальше?

Я отправился в библиотеку Университета штата Индиана, чтобы ознакомиться с рукописями Флеминга, а также с заметками Джона Пирсона, сделанными им во время работы над биографией писателя. А в августе 1982 я наконец-то, впервые в жизни, отправился в Англию. Там я остановился у Клер, которая организовала мне встречи с разными нужными людьми. Я вновь написал Питеру Янсону-Смиту и сообщил ему, что нахожусь Англии и собираюсь встретиться с людьми, знавшими Флеминга, дав тем самым понять, что ему придется воспринять меня всерьез. Тогда Питер предложил встретиться с ним. Мы встретились, и он попросил показать готовый материал. Мне было необходимо заполучить разрешение на использование цитат из произведений Флеминга - а подобное разрешение могла выдать только компания Glidrose. Питер сказал, что пока я могу заниматься своим делом, а перед отъездом должен позвонить ему, и он даст мне окончательный ответ.

Я взял чудесное интервью у Кингсли Эмиса, который оказался чрезвычайно жизнерадостным человеком. Несколько раз беседовал с Джоном Пирсоном. Затем познакомился с Фионой Морган, приемной дочерью Яна Флеминга, и узнал массу интересного о семейной жизни писателя. Также я повстречался с Робертом Харлингом - близким другом Флеминга и членом штурмового отряда, организованного Яном во время войны. Но самое главное - мне довелось поговорить с Айваром Брайсом - пожалуй, самым близким товарищем Флеминга. Я провел уикенд в его особняке, Моинс Парк, и получил возможность ознакомиться с горой писем из его личной переписки с Флемингом. Айвар и я оставались друзьями вплоть до его смерти в 1985. Он был очень интересной личностью. Еще я переговорил по телефону с Николасом Флемингом, племянником Яна, который был членом совета директоров Glidrose. Вживую мы увиделись только в 1988, во время моего второго визита в Англию. А перед отъездом из Великобритании я вновь встретился с Питером и получил разрешение на использование цитат - не бесплатно, разумеется.

Айвар Брайс дал мне адрес своей жены, Джо Брайс, которая жила в штате Нью-Йорк. Они по-прежнему были женаты, но жили в разных особняках. Она хотела жить в США, а он - в Великобритании. Ее особняк назывался Ферма 'Черная дыра' и был расположен прямо на границе штатов Нью-Йорк и Вермонт, где как раз и разворачиваются действия в рассказе Только для ваших глаз и романе Шпион, который меня любил. Джо оказала мне неоценимую помощь: показала мне реликвии, напоминвашие ей о Флеминге, и позволила покопаться в личной переписке.

В то время уже полным ходом шло производство фильма Никогда не говори 'никогда', и поэтому я решил связаться ни с кем иным, как с самим Кевином Макклори. Раз уж в EON отказались говорить со мной, почему бы не попробовать поговорить с Макклори? Он несказанно обрадовался и дал мне, по крайней мере, три интервью в Нью-Йорке.

В декабре 1982 книга была почти готова, но тут компания A&W Publishers обанкротилась, и издание пришлось отложить почти на год. Тем временем я продолжал заниматься другими вещами, ходил на работу, подрабатывал в театре и обновлял книгу (за время моих поисков Гарднер успел написать еще два романа, а в 1983 вышло сразу два новых фильма). И вот, к концу 1983 издательство Dodd Mead выкупило права на книгу у A&W, и в ноябре 1984 она наконец-то увидела свет. Ну, а в 1988 уже была опубликована новая версия, которая впервые появилась также и в Великобритании.

Давайте теперь поговорим о вашей ролевой игре Живешь только дважды II. Думаю, мало кто осознает, что именно она, по сути дела, являетсяпервым приключением Джеймса Бонда, придуманным Раймондом Бенсоном. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?

В 1983 году фирма Victory Games выпустила серию ролевых игр про 007, которые мне очень понравились. Я познакомился с их создателями, Джерри Клагом и Робертом Керном, кажется, на очередной конвенции фанов бондианы, точно не помню, и предложил написать для них сценарий. Их очень обрадовала перспектива поработать со мной - автором книги Ночная спутница Джеймса Бонда. В итоге в декабре 1984 мы встретились вновь, и я получил заказ написать оригинальный сюжетный модуль. Victory Gamesсобиралась адаптировать уже существующие фильмы, а также создавать собственные сиквелы. (Поскольку они заключили соглашение с EON, то имели право использовать материал из фильмов, за исключением организации СПЕКТР и Блофельда). Кажется, их первым сиквелом был Голдфингер II. Я же решил написать продолжение Живешь только дважды, и они согласились. Так как Бонд никогда не был в Австралии, то главные действия я развернул именно там. Чтобы создать интересную ролевую игру, нужно хорошо разбираться в этом вопросе - знать правила, понимать, что увлекательно, что - нет. А я с детства был поклонником ролевых игр. Я писал ее два месяца - с декабря '84 по январь '85. Еще год она ожидала публикации, так как, если мне не изменяет память, компания Victory Games заявила столько проектов, что просто не успевала их реализовывать. Поэтому я занялся новым делом - подался в компьютерную индустрию.

Я как раз хотел вас об этом спросить! Вы являетесь автором двух компьютерных игр - Голдфингер и Вид на убийство. Расскажите, пожалуйста, об этом.

Однажды к моему литературному агенту обратилась фирма Angelsoft, производившая компьютерные игры. Им нужен был сценарист для написания сюжетов к двум текстовым квестам. В то время как раз были популярны игры типа Zork. Никакой графики, только текст, а сам сюжет разворачивается по мере игры. Им нужен был писатель, который адаптировал бы книгу Стивена Кинга Туман и фильм Вид на убийство. Я получил эту работу и в феврале 1985 приступил к делу. Сперва я создал Туман, и если честно, то из трех моих игр эта - самая удачная. К весне я уже занялся Видом на убийство. А в конце весны мне выпал шанс увидеть черновую версию самого фильма. Со мной такое было впервые! Angelsoft осталась довольна результатом, поэтому летом мне заказали Голдфингер, а к сентябрю работа была уже закончена. Кажется, Туман и Вид на убийство вышли в октябре, а Голдфингер - весной 1986. Их выпустила компания Mindscape. Этот опыт вылился в целых семь лет работы в качестве сценариста компьютерных игр. Правда, три года из них я занимался другими делами: в период с 1987 по 1988 я обновлял Ночную спутницу, затем работал в театре, сотрудничал со знаменитым архитектором И. М. Пеем, читал лекции в одном манхэттенском колледже (включая курс по бондиане) и писал на заказ. Среди настоящих удач, пожалуй, стоит отметить интервью, взятое мной у Тимоти Далтона для New York Daily News в 1989, когда тот ездил по стране с рекламной кампанией киноленты Лицензия на убийство. Позже полная версия этого интервью была напечатана в журнале 007. А начиная с 1990 я работал то в одной, то в другой компьютерных фирмах, из-за чего мне и моей семье пришлось, как минимум, три раза переезжать с места на место, пока наконец в 1994 мы не осели в пригороде Чикаго.

Вы сказали, что видели черновую версию фильма Вид на убийство. Не припомните, чем она отличалась от финальной? Может, в ней были какие-то сцены, которые впоследствии вырезали?

Я помню только, что не хватало музыкальной дорожки, поэтому вся музыка, для создания необходимого настроения, была наложена из предыдущих фильмов. Что касается сцен, которые не попали в финальную версию или каким-то образом отличались, то я таковых не припомню.

Бывший сценарист бондианы, Брюс Феирстейн, сочинил сюжет к компьютерному хиту Everything or Nothing. Если бы вас попросили, вы бы вернулись на арену игрушек про Бонда?

Думаю, все зависело бы от того, чем бы я занимался на тот момент. Если бы речь шла о сочинении диалогов и сюжета, то я бы подумал. Видите ли, я не работал в сфере компьютерной индустрии с 1997, а в этом деле нужно постоянно следить за прогрессом. Я же, боюсь, безнадежно отстал!

Поговорим теперь о ваших романах и рассказах про Бонда. Ведь на тот момент вам еще только предстояло заявить о себе как об авторе художественной прозы. Был ли ваш рассказ Взрыв из прошлого своего рода испытанием, тестом?

Нет, не совсем, но все же мы решили начать серию именно с него. Видите ли, к тому времени я уже написал первые четыре главы романа Всего десять дней, чтобы получить контракт. Сюжет книги и эти главы как раз и были моим испытанием. Все это случилось между ноябрем 1995 и мартом 1996. Хочу заметить, что в то время я по-прежнему работал на постоянной должности в компьютерной фирме Viacom New Media, и так продолжалось вплоть до апреля 1997! У меня не было гарантий, что моя карьера в качестве сочинителя романов про Бонда задастся. Нужно было сперва выпустить одну книгу и посмотреть на реакцию читателя. Поэтому тогда я даже не собирался бросать свою должность.

А кому пришла идея опубликовать рассказ 'Взрыв из прошлого' в Playboy?

Я познакомился с Хью Хефнером еще в 1994, будучи поклонником Playboyсо школьной скамьи, с начала 70-х. Несмотря на общепринятое мнение, будто Playboy ценен исключительно своими фотографиями, этот журнал являлся весьма уважаемым литературным изданием, особенно в 50-х, 60-х и 70-х. На его страницах публиковались величайшие писатели второй половины XX-го века. (Playboy также славится своими гонорарами, которые намного выше тех, что могут предложить авторам художественной прозы прочие периодические издания.) Кстати, американский дебют Яна Флеминга состоялся именно в Playboy, и связь журнала с Бондом весьма долгая. Я всегда восхищался невероятным успехом Хефнера, чья карьера является настоящим олицетворением 'американской мечты'. И потом, его стиль жизни - это стиль настоящего Джеймса Бонда. В общем, я знал, что он был большим поклонником бондианы из-за долговременной связи Playboy с 007, и поэтому, как только моя книга Ночная спутница Джеймса Бонда была опубликована, я послал ему копию. К моему большому удивлению, он ответил мне письмом с благодарностью, и мы стали нечасто, но регулярно переписываться вплоть до начала 90-х. Когда же в ноябре 1994 я был приглашен в Лос-Анджелес, где проходила очередная конвенция поклонников бондианы, то я просто написал Хефу и напросился к нему в особняк. И тот согласился! Но вернемся к весне 1996. Итак, я получил контракт на мой первый роман про Бонда, но моя поездка в Гонконг и Китай была запланирована на Май. У меня в распоряжении оставалось пара месяцев, а я не хотел браться за книгу до того, как закончу путешествие. Поэтому я высказал Питеру Янсону-Смиту из Glidrose идею обратиться в Playboy и предложить им рассказ - в знак возобновления литературных отношений с журналом. Питеру идея показалась великолепной. Тогда я поговорил с Хефом, и тот тоже пришел в восторг. Так нам заказали эксклюзивный рассказ для Playboy. Я написал его в апреле 1996, и тот вышел в январском номере 1997 года.

Сын Джеймса Бонда, Джеймс Судзуки, мог бы стать главным героем отдельной серии. Неужели ни в Glidrose, ни в EON не возражали против его убийства?

Дело в том, что мне запретили использовать каких бы то ни было потомков Бонда. Компания EON скупила права на 'всех потомков', чтобы иметь возможность выпускать свою серию о Джеймсе Бонде младшем. Поэтому-то Джон Гарднер никогда и не использовал сына Кисси Судзуки. Но мне страсть как хотелось это сделать. С того момента, как я впервые прочитал роман Живешь только дважды, мне хотелось сочинить историю, которая рассказала бы судьбу сына агента 007. Джон Пирсон вскользь упомянул о нем в своей вымышленной биографии, откуда, собственно, я и позаимствовал имя 'Джеймс Судзуки'. В общем, проконсультировавшись у Питера, я пришел к выводу, что единственный способ включить этот персонаж в рассказ - это сразу же объявить о его смерти. Заметьте, что в самом рассказе Джеймс Судзуки так и не и появляется (живым, во всяком случае)! Со стороны EONвозражений не поступило. Да и не думаю, что их это вообще хоть как-то заботило.

Однажды вы сказали, что продолжили традицию Флеминга и Гарднера использовать в своих произведениях имена друзей и знакомых. Есть ли таковые в рассказе Взрыв из прошлого?

Да, немного. Трех судмедэкспертов, которые приезжают на квартиру Джеймса Судзуки, зовут Стюарт, Пол и Дэн. В оригинальной версии у них были фамилии, которые затем пришлось убрать. Все трое - мои старые приятели - Стюарт Говард, Пол Дантуоно и Дэн Далинг. Впоследствии они засветятся с полными именами в других романах. Еще один парень - это Алан Форбс, мой знакомый таксист из Нью-Йорка. В рассказе он бывший директор нью-йоркской резидентуры МИ-6, переехавший в Техас после удачного выигрыша в лотерею. В настоящей жизни он действительно переехал в Техас, правда, никакого выигрыша не было. Кстати, Джеймс Судзуки жил в той же квартире на восточной окраине города, что и я, когда был холостяком.

Вы сказали, что полная версия рассказа так и не была опубликована на английском языке. Уверен, многим поклонникам бондианы хотелось бы ее прочитать. Существует ли вероятность того, что компания IFP когда-нибудь все-таки позволит опубликовать этот рассказ целиком какому-нибудь фан-журналу типа 007, или же в электронном формате, быть может, ограниченным тиражом на заказ?

Это целиком и полностью зависит от IFP. Уверен, что полная версия произведет лучшее впечатление. Хотя, признаться, сейчас я читаю ее с содроганием. Сразу видно, что это проба пера, и за отдельные пассажи мне просто стыдно. Нет, рассказ очень хороший, и из него мог даже получиться целый роман, но пусть уж все останется как есть. Во всяком случае, моим дебютом все были довольны, включая редакцию Playboy. Жаль только, они вырезали одну треть.

Всего десять дней (1997)

Действия вашей первой книги разворачиваются на фоне событий 1997 - передачи Гонконга Китаю. Вы не боялись, что роман сразу же устареет?

Нет, нас это не беспокоило. Существует множество книг про Бонда, которые привязаны к определенной эпохе. Я знал, что роман будет опубликован летом 1997, поэтому не воспользоваться таким случаем было бы просто глупо.

В книгах Флеминга большую роль играет элемент 'путеводителя', в книгах Гарднера - куда меньшую. Вы возобновили эту традицию. Не могли бы вы рассказать о том, как собирали материал о местах, в которых разворачиваются события, и как вам удалось так реалистично их описать?

Просто я постарался посетить каждое место, которое хотел задействовать в книге. Только в двух-трех случаях мне не удалось этого сделать. Я впервые занимался подобным делом, и поэтому даже не знал, сколько времени у меня уйдет на эту поездку. В то время я по-прежнему работал на Viacom, и длинного отпуска позволить себе не мог. Моя жена выразила желание поехать вместе со мной, поэтому мы решили слетать в Гонконг в мае, где-то на неделю. Сейчас, конечно, я понимаю, что мог бы провести там гораздо больше времени. (Впоследствии на подобные поездки уходило минимум две недели, максимум - четыре.) Но сначала мне нужно было хорошо подготовиться к этому путешествию. Я связался с гонконгским туристическим агентством и объяснил им ситуацию. К счастью, имя Джеймс Бонд открывает многие двери, и они согласились мне помочь: пообещали устроить экскурсию по корабельным докам и показать квартиру среднестатистической незамужней молодой китаянки - места, которые играют важную роль в сюжете. Что касается остальных мест, то в подавляющем большинстве из них я побывал благодаря собственным усилиям. Я позвонил в банк Гонконг и Шанхай и договорился об эксклюзивном туре по их восхитительному зданию - там происходит одна из погонь. Затем я связался с гонконгской полицией и взял потрясающее интервью у экспертов по Триадам. Они уделили мне целый день, и я узнал массу интересного. Мой друг Джеймс Пикард, владелец огромнейшей коллекции всевозможных реликвий, связанных с бондианой, в то время жил и работал в Гонконге. Он помог мне с гидом. Но, в основном, мы с женой ознакомлялись с достопримечательностями города самостоятельно. Я постоянно делал заметки, фотографировал, впитывал в себя все что мог - звуки, запахи, вкусы и виды. Мы также взяли однодневный тур по южному Китаю. Я намеренно включил в книгу сцены в Китае, а именно - в Гуанчжоу [Прим. пер.: административный центр провинции Гуандун]. И даже несмотря на то, что мы ехали по туристической путевке, под присмотром китайских гидов, я смог-таки собрать нужный мне материал! Когда мы осматривали Мемориальный комплекс Сунь Ятсена (Бонд прячется там от китайских властей), мне пришлось тайком (и очень быстро) делать пометки и фотографировать правительственные учреждения, что стояли напротив, в одном из которых по сюжету Бонда пытали. Мне вовсе не хотелось навлечь на себя подозрение! Перспектива быть арестованным за шпионаж меня совсем не радовала.

Мы также съездили на полдня в Макао и сходили там в казино, которое я включил в роман. Необычное место. Макао чем-то похож на Дикий запад - такое впечатление, будто там всем заправляют Триады. В битком набитом казино мы с женой были единственными европейцами. К азартным играм там относятся по-настоящему всерьез. Это вам не Лас-Вегас, который больше похож на цирк. В казино Макао царит тишина, все окутано сигаретным дымом, на лицах - ни единой эмоции. Я поиграл немного в блэкджек, в рулетку и даже остался в выигрыше! А как только я собрал достаточно информации, мы убрались оттуда.

Мне не удалось съездить в Австралию, которой уделено почти три главы. Но я активно переписывался с одной дамой из Калгурли, и она прислала мне фотографии, брошюры и массу другой полезной информации. Когда же эти главы были готовы, я отослал ей их на проверку, чтобы убедиться, что все описания точны.

Мне понравилась идея с главным злодеем, Гаем Такереем, который страдает алкоголизмом. Расскажите, как вы придумывали своих злодеев? Что было сначала - преступный замысел, исходя из которого вы ваяли характер злодея, способного его совершить, или же наоборот: сперва злодей, а уже потом - преступный замысел?

Когда - как. В данном случае я сперва выдумал преступный замысел. Я начал изучать историю Гонконга: почему он стал британской колонией, и почему это вдруг его нужно возвращать Китаю. Раньше я никогда об этом не задумывался. Я узнал об Опиумной войне между Британией и Китаем, разразившейся в начале XIX века, после ко торой Британия объявила Гонконг, Коулун и Новые территории своей собственностью. Но в договоре 1897 года какой-то идиот в Англии включил пункт, по которому Королевство обязывалось вернуть колонию обратно Китаю через 100 лет! Что и пришлось в конечном итоге сделать. И тогда я подумал: ведь очень многие, в особенности крупные бизнесмены Гонконга, должны быть очень недовольны этой передачей. Вот я и создал англичанина, настроенного резко против возвращения Гонконга Китаю. Кстати, я всегда представлял Джереми Айронса, когда рисовал портрет Гая Такерея, и Чоу Юн-Фата - в образе Ли Ксу Нана, лидера Триад. Наверное, сказалось мое тогдашнее увлечение фильмами Джона Ву и Джеки Чана.

Скажите, является ли сцена игры в Маджонг попыткой воссоздать дух классического романа про Бонда, в частности, таких сцен, как партия в бридж в Мунрейкере и партия в гольф в Голдфингере? И сами вы играете в Маджонг?

Да и еще раз да. Сцена азартной игры - важная составляющая бондианы, и таковых сцен не появлялось в книгах со времен Флеминга. Я очень долгое время ломал голову на тем, какую же игру выбрать. И Маджонг показался мне наиболее разумным решением, поскольку в Гонконге эту игру воспринимают крайне серьезно. И правила там отличаются от здешних, поэтому мне было необходимо найти людей, которые умели бы играть в гонконгскую версию. Один мой приятель из Далласа сказал, что знаком с китайской парой из Гонконга, которая играет в Маджонг регулярно, причем, как раз в гонконгскую версию. Я прилетел в Даллас на уикенд, мы встретились, после чего все выходные я только и делал что играл в Маджонг. И уж поверьте: я знаю правила этой игры!

Вы сказали, что Glidrose поручила вам смешать элементы фильмов и книг, но все же лично мне сцена в отделе Q в романе Всего десять дней кажется слегка искусственной. Чем вы руководствовались, включив ее и старика Q? Необходимостью угодить фанатам киносериала?

Да. Майор Бутройд был необходимостью. И именно Бутройд, а не Q! Поскольку правами на Q владеет компания EON. Я должен был включить М-женщину, мисс Манипенни и Бутройда, чтобы книга вписалась и в литературную сагу, и в киносериал. Для первого романа это было особенно важно.

А вот интересный вопрос от Генри, одного из поклонников вашего творчества. Он спрашивает: 'Не обвинили ли вас в отсутствии политкорректности по отношению к австралийским аборигенам и, в особенности, к китайцам, которые в вашей книге, в большинстве случаев, - это коррумпированные генералы из КНР, жадные мафиози из Триад, шлюхи и суеверные горожане, чтящие законы давно умерших предков?

Нет, хотя, признаться, я немножко нервничал по поводу Триад. Ведь они тщательным образом оберегают свои церемонии от посторонних глаз, в особенности, от европейских. Работники гонконгской полиции дали мне прочитать описание настоящей церемонии Триад, которое я почти слово в слово перенес в свою книгу. Я опасался, что потом у меня могу возникнуть проблемы, однако полицейские успокоили меня.

Один из моих самых любимых эпизодов - это испытание австралийской пустыней. С вашей стороны было довольно смелым поступком почти в самом конце книги, на целую главу, бросить Бонда посреди бескрайней пустыни. Прокомментируйте, пожалуйста, этот эпизод. Что вдохновило вас на такой шаг?

Меня вдохновил аналогичный эпизод из моей ролевой игры Живешь только дважды II. Он так отлично работал в игре, что я решил перенести его в роман. Я позаимствовал оттуда и другие элементы - к примеру, спец-снаряжение, спрятанное в каблуке ботинка. По-моему, получилось отлично. Таймер на бомбе тикает, а Бонд застрял черт знает где и вынужден пешком добираться до цивилизации. Довольно нестандартная ситуация. Мне она очень понравилась.

В книге фигурирует Джеймс Пикард, прототипом которого, как вы сами сказали, служит реальный человек. А кто еще из реально существующих людей задействован в книге?

Как я уже сказал ранее, в то время Джеймс работал в Гонконге банкиром. Когда же Гонконг перешел к Китаю, то он переехал в Британию. Мы с ним познакомились еще в 80-е. И поскольку он здорово мне помог с информацией при создании этой книги, то я оказал ему честь и назвал одного из персонажей его именем. Более того, в одном эпизоде Бонд даже использует документы Джеймса Пикарда. Обычно я так поступал с людьми, которые помогали мне при сочинении той или иной книги. Или же это были мои друзья, которых я хотел просто упомянуть. Например, Скип Стюарт, австралийский пилот. Это мой друг из Балтиморы, который на самом деле не австралиец. Продюсер Дэвид Марш, с которым я работал в Viacom New Media. И наконец, Майкл Ван Бларикум, который появляется в книге в роли ученого-атомщика. Он был первым президентом Фонда имени Яна Флеминга, и на самом деле по образованию физик.

Что вы предприняли после поездки?

Все лето '96-го я писал, поскольку к сентябрю уже должен был предоставить редакторам Glidrose готовую рукопись. Финальная версия должна была лечь на стол издателям в ноябре. Я уложился в эти в сроки, и весь сентябрь с октябрем занимался тем, что впоследствии стало обычной рутиной - правил материал согласно пожеланиям и комментариям, сделанным людьми из Glidrose, Hodder & Stoughton и Putnam. К счастью, они были незначительными. И Glidrose, и издатели остались довольны окончательным результатом. В итоге я заключил контракт на последующие книги, и в октябре того же года уже во всю работал над сюжетом второго романа.

Что вы ощутили, когда впервые взяли в руки книгу про Бонда, на обложке которой было написано: 'Раймонд Бенсон'?

Что-то совершенно нереальное. Чувство, к которому я так и не привык впоследствии. Каждый раз, с выходом очередной книги, я не мог поверить своим глазам.

Я хочу задать вам вопрос как коллекционер. Оформление американского издания в мягком переплете, что представлено на сайте amazon.com, отличается от того, что есть на самом деле. Почему так? И вообще, довольны ли вы оформлением американских и британских изданий своих книг? Я имею в виду обложку, шрифт и прочее.

Обложка, о которой вы говорите, была первой версией. Книга уже была заявлена в электронных магазинах, но тут, в последнюю минуту, маркетологам из Putnam вздумалось изменить дизайн. Понятия не имею почему. Мне нравилась первоначальная версия. Но как бы там ни было, они очень быстро придумали новую - с традиционным черным силуэтом Бонда. В любом случае, лично мне нравятся британские издания. Англичане знают толк в оформлении книг. Очень эффектные обложки. Американцы же стараются все упростить, иллюстрации свести к минимуму, чтобы выделить имя автора бестселлера, либо, как в данном случае, имя героя широко известной серии, т. е. Джеймса Бонда.

А название? Оно ваше?

Нет. Название книги придумывают в последнюю очередь. И это самый болезненный процесс. Когда я работаю над книгой, у меня всегда есть в запасе рабочее название. В данном случае оно было No Tears for Hong Kong(Не плачь по Гонконгу). Ни Glidrose, ни издателям оно не понравилось. Обычно дело обстоит так: несколько вариантов предлагаю я, несколько -Glidrose, несколько - американское и британское издательства. И все должны сойтись на одном единственном. Затем в дело вступают маркетинговые отделы обоих издательств. Если им не нравится наш вариант, то все начинается заново. Кажется, сперва люди из Putnam предложилиВсего два дня. Но я никак не мог понять, откуда они взяли число 2. Я пролистал книгу, посчитал количество дней, которые имеются в распоряжении у Бонда до передачи Гонконга Китаю, и их оказалось десять. Поэтому я предложил поменять название на Всего десять дней - и все остались довольны. Нужно было только добавить счет дням в начале глав.

Вы посвятили эту книгу 'жителям Гонконга'. Вы ездили туда после передачи? Если да, то насколько сильно город изменился?

Мне хотелось туда съездить. Я думал, это будет красивым жестом, поскольку очень полюбил город и не мог представить его под властью Китая. Но не съездил. Да и не думаю, что он особо изменился.

Прописные истины смерти (1998)

Если не возражаете, то мы пропустим книгу Завтра не умрет никогда и вернемся к обсуждению всех кинороманов позже. А пока давайте поговорим о вашей следующей работе - Прописные истины смерти. Говорят, у каждого человека есть только одна по-настоящему любимая книга, а уж по отношению к поклонникам бондианы это утверждение особенно актуально - каждому фану по-настоящему близок сюжет только одногоромана или фильма про 007. Вы же сочиняли свою собственную серию. Скажите, у вас уже была наготове идея второй книги? Или же вам пришлось изрядно потрудиться, чтобы придумать ее?

Я бы не сказал, что мне пришлось изрядно трудиться. (Хотя с другой стороны, каждая книга - это борьба. Ни одна не дается легко!) Каждый раз от меня требовалось выдумать новый сюжет уже к концу года выхода предыдущей книги, в данном случае - к декабрю 1996. Меня тогда интересовал Кипрский вопрос, и я подумал, а почему бы не воспользоваться им? Тем более, что в Южном Кипре Британия расположила две военные базы. А это означало, что основная часть действий развернется в Греции, где Бонд не был со времен Полковника Суна. К тому времени я уже познакомился через Интернет с Паносом Самбракосом, греческим поклонником бондианы, основателем сайта Mr. KissKissBangBang. В течение осени 1996 мы плотно переписывались, и он подкинул мне пару хороших идей. Изначально я хотел, чтобы главный злодей был помешан на греческой мифологии, однако именно Панос предложил сделать его математиком.

Книга повествует о весьма щекотливой и реальной проблеме между Грецией и Турцией. Скажите, не подверглись ли вы критике со стороны политиков? Хотелось ли вам высказать свою точку зрения на конфликт или же изначально решили держаться (вместе с Бондом) нейтральной стороны?

Было очень важно, чтобы в романе и Бонд, и Британия вели себя нейтрально по отношению к этой ситуации. Мне нужно было посетить обе части Кипра - греческую и турецкую, - а для того, чтобы заручиться поддержкой обеих сторон, я должен был представить читателю точную и беспристрастную картину. В финале книги вы найдете несколько слезливый призыв к миру, но мне кажется, я выбрал правильную позицию.

Мне очень понравилась идея с организацией ДЕКАДА. Как вы ее придумали? Быть может, это месть вашим школьным учителям по математике?

Как я уже сказал, идя с математиком принадлежала Паносу. Затем мы вспомнили о Пифагоре, и тогда я решил, что Романос будет считать себя реинкарнацией Пифагора. В то время я еще не выдумал организацию Союз, но уже мыслил масштабами СПЕТКРа. И думаю, Декада была своего рода пробным прогоном. Ведь Пифагор в действительности являлся главой тайного общества математиков, у которых была масса странных ритуалов и верований.

А вот еще один вопрос от наших читателей. Питер пишет: 'Господин Бенсон, мне очень нравится ваш роман Прописные истины смерти, и считаю ее вашей лучшей работой. Скажите, повлиял ли как-то на ваше решение развернуть основные события книги именно в Греции роман Полковник Сун? Или же нет?

Основной причиной этого шага послужил Кипрский вопрос, поэтому вполне логично было отправить Бонда в Грецию или же Турцию. Я решил поехать в Грецию, поскольку был знаком с Паносом, да и потом, я всегда хотел побывать в Греции!

Расскажите, пожалуйста, о том, как вы собирали материал к этой книге.

К тому моменту я все еще не нашел наилучшее время для своих поездок, и в тот раз решил отправиться пораньше - в феврале. В итоге оказалось слишком рано: очень много мест, которые я планировал посетить в Греции, были еще закрыты на зиму. (А вот уже начиная со следующей книги, я убедился, что самое подходящее время для подобных поездок - между мартом и маем.) Но в любом случае, свое второе путешествие я начал с Англии, где не был с 1988. В начале романа есть много сцен в Лондоне и его окрестностях (где якобы находится Квартердек - дом бывшей главы МИ-6, старика М). Всего за несколько дней я успел посетить все эти места, обсудил множество вопросов со своими издателями, взял несколько интервью, познакомился с племянницами Флеминга - сестрами Люси и Кейт, а также впервые увиделся со своим британским редактором. Затем я вылетел в Афины, где меня встретил Панос. Он взял недельный отпуск, чтобы быть моим гидом. Без него у меня бы ничего не получилось. Я остановился в том же отеле, что и Бонд, мы обедали в тех же местах, что и Бонд, посетили то же казино, а также все достопримечательности, которые фигурируют в книге, за исключением острова Санторин, который был еще закрыт на зиму. Больше всего меня поразил Киос. Этот заброшенный, древний город на вершине скалы существует на самом деле. Идеальные декорации для книги про Бонда. Что касается Кипра, то туда я летал один. Как и в случае с Гонконгом, я договорился о гиде заранее. Я провел полтора дня в южном Кипре, где посетил британские военные базы и столицу Никосию. Там же я впервые встретился с американским послом. Из беседы с ним я узнал многое о политической ситуации на острове. На следующий день я отправился на Турецкую сторону. Для того чтобы попасть туда, нужно пересечь нейтральную территорию, разделяющую город, и, надо сказать, это весьма необычное ощущение. Кажется, будто в этой полосе шириной в полмили время остановилось еще в 1974, когда на остров вторглись Турки. Там до сих пор на улицах перевернутые автомобили и воронки от взрывов. Миротворческие силы ООН расквартированы в гостинице, которая находится прямо посреди этой территории. На противоположной стороне меня уже ждал турецкий гид. Весь день мы осматривали Северную часть острова. Живописнейший край. Уверен, не будь я писателем, мне бы не довелось испытать всего этого.

Действия первой трети книги разворачиваются в вашем родном штате Техас. Расскажите, пожалуйста, поподробнее о своем выборе. Правда ли, что тот техасский ресторанчик, в котором обедают Бонд и Лейтер, ваш любимый?

Мне очень хотелось вновь отправить Бонда в Техас, на мою родину. У Гарднера Бонд побывал там в романе За особые заслуги. Мне также хотелось, чтобы Бонд посетил Остин - мой любимый город в штате. И я подумал, что Феликс Лейтер - отличная причина для этого. Ведь Лейтер родом из Техаса, поэтому вполне логично, что он там живет. Ну, а установить в сюжете связь между Техасом и Грецией было проще простого - возлюбленный М учился в местном университете. И уж конечно, мне вовсе не нужно было ездить в Техас, чтобы описать его. Я знаю Остин как свои пять пальцев. И ресторан Текс-Мекс, которым владеет Чуи, действительно существует, и это действительно мой любимый ресторан. Находясь за границей, Бонд всегда не прочь побывать в местах, окрашенных местным колоритом. Поэтому Феликс был просто обязан сводить его в подобное заведение, которое пропитано духом и Остина, и Техаса. Я так же без зазрения совести позволил Феликсу заказать кувшин охлажденной маргариты, потому что в техасском ресторане вы непременно будете пить именно ее. И, разумеется, Бонд сперва морщит нос, но потом, распробовав еду и напиток, понимает, что это вкусно. И я искренне уверен, что именно такой бы и была настоящая реакция 007. Теперь у Чуи висит на стене надпись: 'Здесь обедал Джеймс Бонд' или что-то вроде этого.

Вы назвали роман Прописные истины смерти своей стилизацией кинобондианы. Скажите, вы кого-нибудь представляли в главных ролях? И если да, то кого именно?

В роли Романоса я видел молодого Энтони Куинна. Из современных же актеров - никого. На роль Геры я бы взял Лену Олин. Что касается остальных персонажей, то никого из актеров я не имел в виду. Зато в этой книге множество моих знакомых. Рэй Виннингер и Дэвид Эшкрафт - следователи из первой главы - мои друзья из Иллинойса. Крис Уиттен, погибший солдат, - друг из Великобритании. Стюарт Говард наконец-то упомянут с фамилией - детектив из Скотленд-Ярда. Он еще вернется в романе Перекрестный огонь. Том Зелинский, друг из Чикаго, появляется в роли доктора из клиники доноров спермы. Джек Герман и Билл Джонсон - приятели из Остина. Джеймс Гуднер, еще один техасец, появляется в роли полицейского. И наконец, Панос Самбракос появляется более-менее в роли самого себя.

А вот один из тех раздражающих вопросов, которые могут задать только самые рьяные поклонники Бонда вроде меня. В этой книге вы говорите, что у Бонда - автомобиль Bentley Mulsanne Turbo R, в то время как у Гарднера - это просто Mulsanne Turbo, без R, т.е. более старая модель. Что это? Просто ошибка или же вы предположили, что Джеймс успел обзавестись новой моделью?

Гарднер пересадил Бонда на более новую модель в одной из последних книг! Проверьте хорошенько!

Обязательно! :wink: В своей книге вы представили на суд читателя новый, сверхсовременный автомобиль Бонда - Jaguar XK8. Чем вы руководствовались, делая выбор? Консультировались ли вы с фирмойJaguar, как это сделал Гарднер, когда выбирал для агента 007 Saab и Bentley?

Мы обсудили с Питером Янсоном-Смитом возможные варианты и пришли к двум - Jaguar XK8 или новая модель Aston-Martin. Я остановил свой выбор на Jaguar, поскольку лично мне эта марка больше нравится. Даже несмотря на то, что теперь этой фирмой владеет Ford, Jaguar по-прежнему остается британской машиной, она проектируется в Британии британскими инженерами. Что же касается консультации, то я действительно связался с представителями Jaguar и обсудил с одним из дизайнеров возможные шпионские приспособления для автомобиля. И хочу подчеркнуть, что, как бы сильно ни возмущались некоторые фаны, буквально все дополнительные приспособления в этой машине Бонда теоретически возможны. К тому моменту они не существовали в реальности, но уже лежали на чертежном столе. Все эти невероятные идеи с изменением цвета корпуса и голограммами были предложены парнем из Jaguar. Он даже начертил мне пару эскизов, на которых указал места для их расположения. Он выдумал их так много, что мне пришлось часть оставить для следующей книги, вот почему Jaguar вновь появляется в романе Время убивать.

Изначально вы хотели назвать эту книгу И целого мира мало. Почему этот вариант был отвергнут? Вас удивило, что впоследствии точно также был назван новый фильм?

Сейчас просто не верится, что ни Glidrose, ни издателям не понравилось это название, правда? Тогда мне сказали, что оно не в духе бондианы. Кто бы мог подумать! Признаюсь, в душе я испытал гордость, когда очередную серию про 007 компания EON решила назвать - о, чудо! - И целого мира мало! Кончилось тем, что я назвал так одну из глав книги. Питер придумал Прописные истины смерти. Мне понравилось. По-настоящему в духе Флеминга, как мне кажется.

Время убивать (1999)

Поклонники бондианы почти единодушно сходятся во мнении, что Время убивать - самая увлекательная и оригинальная из ваших работ. Расскажите, пожалуйста, как вам пришла в голову эта идея смешать Джеймса Бонда со Скалолазом?

В 1997 я прочитал книгу Джона Кракауэра Into Thin Air , которая произвела на меня неизгладимое впечатление. И тогда я подумал: а что если отправить Бонда в горы? Так, благодаря этому роману, у меня родилась идея с горной экспедицией. Во-первых, это было действительно в стиле 007, а во-вторых, как это ни странно, прежде никому в голову такая мысль не приходила! В молодости Флемингу безумно нравился скалолазный спорт, и можно предположить, что в конечном итоге он сам бы поступил со своим героем точно так же. Ведь горы занимали особое место и в сердце самого Бонда: его родители погибли при восхождении. Отсюда и родилась эта задумка. Я с самого начала решил, что действия будут разворачиваться в Гималаях. Мне только оставалось выдумать причину для горной экспедиции. Тогда я применил старый хичкоковский трюк - выдумал некое техническое изобретение, принцип работы которого читателю так до конца и неясен, но которое продвигает сюжет. Таким техническим изобретением у меня стала Skin 17 (Кожа-17) - формула покрытия корпусов сверхзвуковых самолетов, которое способно выдерживать скорость в 7 Мах. Я проконсультировался у человека из военной авиаконструкторской компании, и получил у него достаточный минимум информации для того, чтобы приправить книгу якобы убедительной научной белибердой. (Ведь большего-то и не нужно.) Остальное - это история волевого противостояния Бонда и Маркуса - двух сильных личностей - в самых экстремальных условиях, которые только можно себе представить.

Далеко не последнюю роль в сюжете играет роковая случайность, из-за которой разбивается самолет и ставит планы похитителей с ног наголову. Вы сознательно включили в роман про Бонда элемент божественного провидения или же просто не смогли устоять перед использованием этого хода для крутого поворота в сюжетной линии?

Сознательно. Мне нужно было каким-то образом забросить микропленку с чертежами на вершину горы, чтобы за ней началась гонка по вертикали.

Микропленка в стимуляторе сердца: Гениально! Как вы до такого додумались?

Внезапно пришло в голову. Точно не помню, как это получилось.

А как насчет Мультимедийной библиотеки в архивах МИ-6?

Если подумать о том богатстве выбора информации, которую в наши дни можно получить через Интернет, то невольно сам приходишь к этой концепции. Я просто уверен, что подобные базы данных уже существуют в реальности.

Горячий поклонник бондианы по имени Девин спрашивает: как родилась идея с Роландом Маркусом, и как вы сами оцениваете его по сравнению с остальными злодеями, придуманными вами же?

Мне очень хотелось создать настоящего анти-Бонда - ровесника 007, британского происхождения, с таким же уровнем боевой подготовки, у которого был бы давний и длинный зуб на Джеймса. Бонд и Маркус когда-то учились в одной школе и постоянно во всем соперничали. По-моему, получилось идеально. Только представьте Кеннета Бранага в роли Маркуса! Именно с него я писал портрет Роланда Маркуса. Бранаг великолепно справился бы с этой ролью.

Особенно мне понравилась идея с горной болезнью, из-за которой у злодея Маркуса начинаются все ярче и ярче проявляться симптомы мании величия. Что это - сознательный шаг или чистая случайность в результате смешения романа про Джеймса Бонда и горного приключения?

Ну, должен же я был хоть как-то задействовать в истории высотную болезнь! А самым логичным ходом было подвернуть ее воздействию именно Маркуса.

А что насчет настоящих людей в книге? Вы сказали о Кеннете Бранаге в роли Роланда Маркуса. Кого еще из реальных актеров вы представляли в главных ролях?

Я видел Николь Кидман в роли Хоуп Кендалл, и Жана Рено - в роли Пола Баака. Все. Из настоящих людей следует отметить, разумеется, самого Пола Баака, моего приятеля из Чикаго. Пол вместе с Томом Зелинским создали вебсайт Her Majesty's Secret Servant. Правда, настоящий Пол Баак, разумеется, не голландец. Стивен Хардинг, один из агентов Союза, который участвует в похищении формулы, - мой друг из Остина. Имя Роланда Маркуса принадлежит настоящему человеку, который живет в Чикаго. Помню, когда мы познакомились, я сказал Роланду, что у него крутое имя, и попросил разрешения назвать им одного из злодеев. Роланд был польщен. Хотя в жизни он совсем не такой. Я взял только имя. По сюжету, Хардинг использует имя Рэндала Райса - это тоже мой приятель, из Техаса. И наконец, Дэвид Рейнхард, инструктор по стрельбе из МИ-6, - это мой давний друг, один из директоров Фонда имени Яна Флеминга, он родом из Канады.

Роман Время убивать является первой частью трилогии. Скажите, что подтолкнуло вас нас создание трилогии?

Идея трилогии пришла, когда я уже разработал сам сюжет. Я вдруг подумал: раз у меня есть эта организация под названием Союз и ее таинственный предводитель Ле Жеран, то их можно вернуть в следующей книге! Я поговорил с Питером, и тот согласился при условии, что каждую часть трилогии можно будет читать в независимости от остальных двух. И думаю, я добился этого: вам вовсе необязательно знать, что было в книге Время убивать, чтобы получить удовольствие от Перекрестного огня. Да, конечно, Человек с красной татуировкой начинается там, где заканчивается Никогда не мечтай о смерти. И, разумеется, все эти книги лучше читать в хронологическом порядке, но ведь то же самое можно сказать и о романах Шаровая молния, На секретной службе, Живешь только дважды и Человек с золотым пистолетом.

Вы так здорово описываете страны, в которых бывает Бонд, и книга Время убивать прекрасное тому подтверждение, несмотря на то, что в данном случае вы практически никуда не ездили. Расскажите, почему вы не поехали в Непал?

Я хотел поехать в Непал и уже обо всем договорился, но все испортило тур-агентство, в которое я обратился. Я начал с Англии, после чего вылетел в Бельгию, которой посвящено несколько глав. Там я посетил все места, которые фигурируют в книге, включая врачебный кабинет, полицейский участок, госпиталь и отель. Я остановился в Метрополе, в номере Сары Бернар, и меня здорово позабавила идея 'разнести его в пух и прах' в своей книге, в сцене драки. В госпитале мне выдали зеленый халат и даже позволили присутствовать на настоящей операции на сердце. Затем я вернулся в Лондон с полной готовностью вылететь в Непал через Индию. В Индии приходится оставаться на ночь и ждать утреннего рейса до Катманду. Я приезжаю в аэропорт Хитроу, с готовой непальской визой, с билетами, а меня там спрашивают: 'А где ваша индийская виза?' Я делаю удивленные глаза, а мне и говорят: 'Нужна индийская виза'. Оказывается, в моем тур-агентстве совсем позабыли об этой мелочи! На оформление визы ушло бы 24 часа, а меня и так поджимали сроки - непальская действовала только четыре дня. К тому времени, как индийская виза была бы готова, у меня осталось бы на Непал всего два дня. Я понял, что овчинка не стоит выделки. Ведь в конечном итоге я летел в Катманду для того, чтобы просто посмотреть на страну. Я не собирался лазать там по горам! В итоге я просто решил провести пару дней в полку гуркских стрелков, который расположен в Олдершоте. Они здорово мне помогли. Показали массу фильмов о Непале, фотографий, книг, ответили на все мои вопросы. Угостили непальской едой. Благодаря им я многое узнал о непальском народе и смог убедительно нарисовать портрет Чандры [помощник Бонда - прим. пер.] В конечном итоге оказалось, что большего мне и не надо.

А как же вы собирали информацию по скалолазному спорту? Какое оборудование, каковы симптомы горной болезни и прочее?

Исключительно из книг, фильмов, вебсайтов и т.д. Но моим самым ценным источником был парень по имени Скотт Макки - первый американец, покоривший Канченджангу с северного склона. Он снабдил меня картами с маршрутами, которыми сам пользовался, описал каждый день восхождения, а в конце прочитал мою книгу, чтобы убедиться, что мои описания точны. Согласно ему, все так и есть на самом деле.

Изначально эта книга появилась на amazon.com под названием A Better Way to Die (Достойная смерть). Что же случилось? Опять пришлось менять название в последнюю минуту?

Да. Это было рабочее название, основанное на девизе гуркских стрелков. Сперва, казалось, что все им довольны, но в последнюю минуту, кажется, маркетологи из Putnam внезапно решили его поменять. Не знаю почему. В общем, пришлось придумывать новое. Кто-то из Putnam предложил вариант Время убивать. Не могу сказать, что я был в полном восторге, но и против ничего не имел.

Вы посвятили книгу Время убивать двум своим наставникам: Френсису Ходжу и Питеру Янсону-Смиту. Расскажите, пожалуйста, о той роли, которую эти двое сыграли в вашей жизни и карьере?

О Питере Янсоне-Смите вы уже знаете. Он был литературным агентом Флеминга и управлял компанией Glidrose много-много лет, до самого ухода на пенсию в 2000. Он доверил мне серию книг, для чего, разумеется, ему нужно было получить одобрение у Совета директоров, а я уверен, что это было совсем не просто сделать! Мы остаемся верными друзьями с 1982, с момента нашего знакомства. Он дал мне множество полезных советов, когда я работал над книгами, и был хорошим редактором. Что касается Френсиса Ходжа, то он был моим преподавателем театральной режиссуры в Техасском университете, в Остине. Это моя главная специальность. Вы видели фильм Бумажная погоня, с Джоном Хаусманом? Френсис Ходж был очень похож на героя Джона Хаусмана из этого фильма. Его лекции по драматическому искусству были поистине интересны. Он был великолепным учителем. Студенты испытывали по отношению к нему страх и благоговение одновременно. Он написал широко известный учебник по театральному ремеслу (Театральная режиссура - анализ, диалог, стиль). От доктора Ходжа я узнал о жизни больше, чем от кого бы то ни было. Но самое главное - он научил меня рассказывать историю. Все, чему я научился у него, я применил на практике в своих книгах.

продолжение

© 2004 www.commanderbond.net / John Cox
(с) 2004 17 мая, перевод В. Павлов

Edited by Ian Lemming

Sign in to follow this  


User Feedback

Recommended Comments

There are no comments to display.



Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×